История Армии Спасения и предпосылки открытия ее деятельности в России в 1913 году

Социальное служение в Армии Спасения основано на Святом Писании - Слове Божьем. Иисус учил нас, что нашей наградой за то, что мы подчиняемся Ему будет наше наследие Царствия, приготовленного для нас со дня основания мира. Уильям Бут воспринял слова Иисуса в Евангелии от Матфея 25:35-46 очень близко к сердцу. Его следующую цитату знают очень многие:
"Пока женщины плачут, как это происходит сейчас, я буду бороться! Пока маленькие дети остаются голодными, как это происходит сейчас, я буду бороться! Пока люди попадают в тюрьмы, выходят и снова попадают и выходят, как это происходит сейчас, я буду бороться - я буду бороться до самого конца!"

Моя задача сегодня поделиться с вами как началась Армия Спасения. Какова наша история? Как все зародилось? В Восточном Лондоне, в Англии стоит высокая бронзовая скульптура с изображением человека ростом в 1м 80 см с орлиным лицом, длинным прямым носом, твердым подбородком и пронизывающим взглядом. На расстоянии брошенного камня у фасада таверны "Блайнд Бэга" в 1865 году Уильям Бут провел свой первый митинг. Однажды я стояла там сам, когда мне выпала честь посетить Лондон. В тот день он сказал - "Есть Небеса в Восточном Лондоне для всякого, кто остановится, подумает и посмотрит на Христа как на своего личного Спасителя".

Начиная с первой недели июля 1865 года Уильям Бут никогда не переставал преподносить Небеса Царствие Божие всякому, кто захочет услышать о нем. В тот день 36-летний служитель методистской церкви осознал, что его призванием было приносить Иисуса в народ и делать так, чтобы процесс их жизни улучшался и улучшался. Как-то один социолог сказал мне, что если бы Армия Спасения не возникла в 1865 году, то в Англии, т.к. были очень плохие условия, могла бы разразиться Английская революция, так же как и произошло во Франции 100 лет до этого.

Бедные люди были в ужасающем состоянии. И не удивительно, что после 13 лет служения в Методистской церкви на заброшенных улицах Британии, Уильям Бут чувствовал себя как отец этим людей. Что же он увидел в тот знойный июльский вечер? Историки описывают это следующим образом: он перешагивал через одетую в лохмотья, шумную, дерущуюся толпу. Продавцы спичек и женщины, торгующие апельсинами, стояли у него на пути; ирландские торговки цветами с голыми ногами, покрытыми пылью, подвыпившие и обманывавшие.
Он протискивался через работников и женщин, одетых только в грязные нижние юбки. Дети с волчьим выражением на лицах, жадно уплетали подгнившие сливы при ярком, кричащем свете уличного рынка. Он видел пятилетних пьяных слепых детей, матерей, заставляющих своих младенцев пить пиво. Бродячие собаки на улице, мужчины с бледными лицами и наблюдающие за всем этим женщины.
Там живоной страстью кричали: "Бастуйте! Бастуйте! Это не шокировало тех, кто был частью всего этого. Восточный Лондон был их миром. Дети приспосабливали себе игрушки из мусора - часто кости селедки, которые волочатся сзади на веревке. Для взрослых улицы были местом добычи пищи - завтрак, скудно выдаваемый ужин от продавца горячих угрей. Даже в полночь Майл Энд Роуд не спал, и было очень шумно.
В июле 1865 года в городе с 3 миллионами жителей насчитывалось более чем 100,000 нищих. За три дождливых дня можно было насчитать 30,000 уличных продавцов, находящихся на краю голодания. Неудивительно что, как служитель Методистской Церкви на заброшенных Британских улочках, Уильям Бут чувствовал в своем сердце отцовское желание идти к этим людям. Около восьми часов в этот июльский вечер Уильяму Буту пришло в голову, что на расстоянии 2000 миль от Лондона находятся тысячи душ непоправимо потерянных. Около полуночи, как это написано в письме Екатерины, пройдя 8 миль, разделяющие Восточный конец от Западного конца Лондона, где он жил, он пришел домой. Когда вошел в гостиную, Он сказал: "Дорогая, я нашел свою судьбу!". Глаза его сияли.

За последние восемь лет оба Бута стали более чем когда-либо близки к народу, который так нуждался в них. Они агитировали за принятие закона, запрещающего девочкам до 20 лет работать на заводах после 11 вечера. Они боролись за то, чтобы как-нибудь улучшить жизнь многих 7-летних девочек, работающих на старых шахтах 14 часов в день, за что они получали только удар плетки надсмотрщика, чтобы работать пободрее.

В 1865 году у Уильяма Бута появилось видение о мире. В воскресенье, 2 июля за несколько минут до начала его первой службы в палатке, Бут наблюдал за мальчиком, зажигающим керосиновые лампы, они должны были осветить палатку насколько позволяла длина шнура. Он сказал: "Однажды, как и по этим шнурам, свет пройдет по всему миру". Странное пророчество исполнилось, потому что на той же самой недели Бут увидел Майл Энд Роуд и его судьба, наконец-то, стала ясна для него.

Его имя стало широко известно по всему миру, он хорошо и близко знал короля Эдварда VII, Уильяма Глэдстоуна, Уинстона Черчилля, президента США Теодора Рузвельта. Он привлекал внимание миллионов. И он сделал себя всемирной международной легендой. Однажды на большом собрании в Париже, старший офицер Французской Армии схватил его за руку и сказал: "Генерал Бут, Вы не англичанин, Вы принадлежите всему человечеству!"

Но тогда был еще только 1865 год, и у Бута не было ничего, кроме глубокого убеждения, которое поддерживало его: убеждение, что церкви подвели людей. Для Бута все мужчины и женщины были равны пред Богом, но во многих церквях частные скамьи для богатых людей пустовали иногда месяцами, бедные должны были вставать, когда служба заканчивалась и стоять в полупоклоне, когда мимо них проходил священник. "Читай свою Библию" - таков был ответ одного служителя, когда подвыпивший шахтер искал его помощи, но этому человеку пришлось признаться, что он не умеет читать. Тогда пастор предложил, прийти в церковь. Но когда этот человек объяснил, что у него есть только рабочая одежда, проповедник не знал, что ему еще сказать. Бог может ему помочь, но его духовный советник был бессилен. Это была очень типичная ситуация для века, в который трудился Бут, века, когда королева Виктория с гордостью заявила, что она никогда не могла бы быть королевой "демократической монархии". Беспощадная конкуренция породила крайнюю жестокость, которая презирала бедность и идеализировала успех. Кроме воскресений у проповедников не было веры в обычных людей; некоторые даже относились с одобрением к толчее народа - "она давала бедным уют в холодную погоду".

За 70 лет до анонимного исследования на алкоголизм, Бут увидел алкоголизм как болезнь.
Джимми Гловер - неграмотный, и ему пьяному приходилось спать в свинарнике. Когда Екатерина Бут путешествовала на поезде, он ехал с ней, и полка становилась кабинетом; он учился правильно писать, читать и правильно говорить время. Он следовал за Бутами в течение 30 лет.
Родни Джипсис Смит впоследствии стал евангелистом, известным всему миру. Когда Бут нашел его, он умывался росой и спал в пшеничных полях.; теперь 17-тилетним проповедником в сюртуке и брюках со стрелками, он впервые познакомился с кроватями и посудой.
Джон Эллен - вспыльчивый, искушенный моряк, обращенный на одном из собраний Бута - теперь собирал вокруг себя похожих на него моряков. Он один обратил 200 моряков.
Но самой значительной помощью Бута в этой области являлся 24-летний Джордж Скотт Рэйлтон, коренастый бородатый аскет, который поставил себе цель обратить Марокко. Уильям был не тем человеком, который бы стал утешать пустые желудки духовными благословениями; он слишком хорошо знал приказание Христа: "Дайте им есть". В 1872 году он поставлял еду в магазины, где бедный мог купить горячий суп вечером и днем, и обед из 3 блюд за 6 пенсов.

На Рождество 1869 года Брэмвелл Бут и другие ходили по трущобам и разносили 300 Рождественских обедов. В 1880 году комиссионер Джордж Скотт Рэйлтон привел Армию Спасения в Америку. Через 2 месяца он сообщил Буту, что его американские силы насчитывают 16 офицеров, 40 кадетов и 412 неофициальных членов. Только в первый год было 1500 обращенных.
В сентябре 1880 года Армия открылась в Австралии, в мае 1882 года в Канаде и в Индии в сентябре 1882 года. Кэт, старшая дочка Бута, начала работу во Франции в 1881 году. В 1885 году Армия доказала что она является другом бедным тем, что ей удалось поднять возраст совершеннолетия для девочек с 12 до 16 лет.
В течение 5 лет Армии удалось открыть только в Объединенном Королевстве Великобритании 13 домов, в которых жили более 300 девочек, и также 17 подобных домов было создано за границей. В середине ХХ века существовало всего 119 домов, в которых заботились о 4000 девочках в год, они были спасены от жизни проституток. Молоденьких девочек увозили из деревень в города под предлогом того, что им предложат хорошую работу в богатом доме, но они очень скоро осознали, что нужны были только из-за своих тел.
Пионером работы в тюрьмах Австралии был Майор Джэймс Бэйкер - Первый офицер Армии Спасения, начавший официальное посещение тюрьмы. Вскоре он уже проводил больше времени в тюрьме, чем в своем офисе. В тюремной часовне у него были еженедельные собрания; он проводил время рядом с бледными людьми в больницах. Он бродил по тюремному двору, останавливаясь на минутку, чтобы переговорить с людьми, работающими на камнедробильне. Так же он беседовал наедине с людьми в их камерах. В полицейском участке он был готов взять на поруки тех, которые иначе угодили бы в тюрьму. Скоро у него уже было больше обращенных, чем он мог справиться. Джек Муди, изувеченный боксер, стал сторожем в Штаб-квартире в Мельбурне. Мэгги О'Доне, оправданная от обвинения в убийстве и была назначена сержантом Корпуса. Баркер дал им всем работу - продавать Вестник Спасения на улицах Мельбурна.

Однажды, будучи учителем в школе для глухих, капитан Октавия Уилкенс поняла, что многие из обращенных в Стокгольме, Швеции не только являются глухими, но некоторые еще и не способны четко говорить. Для того чтобы помочь им, в Штаб-квартире была выделена небольшая комната для проведения специальных собраний. Таким образом, был рожден первый Корпус Армии Спасения, который могли полноценно посещать глухие и немые люди. В Кишиневе, в Молдове у нас было приблизительно 16 глухонемых солдат. Думаю, что эта область еще должна быть исследована в Санкт-Петербурге.

Я верю, что одни из первых Домашних Визитов были проведены дочкой основателя, Евой.
За покореженной дверью, которая хлопала и шаталась на ветру, она увидела "старого Боба", прикованного к постели болезнью и озябшего, тонкий кусок мешковины покрывал железный остов кровати. Подле него в треснутой чашке находилось единственное, что его поддерживало в это время: осадок грязной воды. "Слава Богу!" - пробормотал старик, когда высокая девушка в плаще из синей саржи тихо приблизилась к нему. "В кухонном шкафу... дайте мне быстро". Но когда Ева все исследовала там, то нашла лишь очень старую корку хлеба - такую сухую и каменную, что та даже не поддавалась ее пальцам. Неохотно, когда старик приподнялся, она дала ему эту корку и потом, плача, смотрела, как он покорно тихо прошептал молитву перед едой: "О, Господи, помоги мне быть истинно благодарным за то, что я собираюсь принять". Потом он вцепился в эту корку как волк. Ева выбежала из комнаты, она купила дрова, провизию, свежий, хрустящий хлеб. После того как она приготовила Бобу первую горячую еду за многие месяцы, она нашла старую щетку и стала трудиться, отмывая грязь с каминной решетки, тереть жирные полки.

ПЕРЕД ЛИЦОМ БОЛЬШЕВИЗМА В РОССИИ

Не страшась летящих пуль, девочка с тамбурином поет и молится посреди сражений на улицах сегодня.
Одной из наших основных трудностей является передвижение. Поезда работают так, что об этом лучше и не говорить. Основная часть нашей работы выполняется с помощью саней в зимнее время. Недавно одна из наших девушек написала в Штаб-квартиру в этой стране, что на одном из ее путешествий извозчик саней сказал ей, что все городское освещение должно быть выключено в 22.30 и это как раз самое время для грабежа.
Поезда так переполнены, что пассажирам приходилось хвататься за место сцепления вагонов и люди, еле держащиеся на локомотивах, были нормальным явлением. Если надо было провести ночь в пути, то вдобавок к жуткому холоду было еще и много других опасностей и это дает хорошее представление о том, какую божественную смелость нужно было иметь, чтобы нести послание по России в течение этих темных дней страха и дикой революции.
Даже Красный Террор и Большевизм не могли остановить Армию Спасения от пребывания в России.
Через три месяца после начала нашей работы было открыто 12 филиалов в разных городах России, и уже насчитывались несколько сотен солдат и рекрутов и 30 офицеров. Начал свою работу обучающий центр для офицеров, два дома для беженок и детей и приют для пожилых женщин. И после этого нашими сотрудниками было открыто еще 5 корпусов.
Капитан Ларссон, шведский офицер, работая из Штаб-квартиры в Финляндии, руководил формированием орудий Армии Спасения в России в то время, когда само ее существование по закону не позволялось.
В Петрограде наши люди могли свободно проводить собрания на улицах и в парках.

РОССИЯ

Брамвелл Бут неожиданно встретился с У.Т.Стэдом в купе поезда в августе 1908 г. - один из них был на пути в Стокгольм, а другой в Санкт-Петербург (Ленинград) - разве можно было подумать, что это станет началом курса на утверждение работы Армии Спасения внутри Российской границы. Начальник штаба, услышав, что мистер Стэд надеялся увидеть Столыпина, Российского Премьер-Министра, предложил издателю "Ревью оф ревьюз" поднять вопрос о введении Армии Спасения в России.
Стэду повезло, и он добился интервью, которого искал, и оно должным образом было опубликовано в четырех колонках "Таймс". Вопрос вхождения Армии в Россию был возложен на П.Столыпина, который интересовался, действительно ли делает Армия Спасения хорошую работу, связана ли она с политикой и можно ли положиться на нее по поводу спокойствия против популярной тогда сентиментальности нехристиан. Получив удовлетворительный ответ, П.Столыпин отметил, что он не видит никаких политических причин, по которым могли бы встать препятствия на пути вхождения Армии в Россию. "В любом случае это будет в интересах России", - ответил он, "Это может быть полезным... Но позвольте мне получить копию их устава, чтобы я мог проверить их перед тем, как приму окончательное решение". Копия устава Армии Спасения была передана П.Столыпину перед тем, как заметка интервью была одобрена к публикации. Комментарий из этого интервью Генерал написал в своем журнале: "Это само по себе важно, но получить одобрение сильнейшего, как кто-то сказал, единственного по-настоящему сильного деятеля Империи и быть внесенным в летопись ведущих газет Европы, есть нечто достойное внимания.

Согласно "Уор Край" от 25 Марта 1905 года Стэд утверждал:
Верещагин, русский художник, который отправился с Адмиралом Макаровым (во время Русско-Японской Войны), сказал мне: "Если однажды светлая, братская, социальная религия, такая которую он увидел в Реджент Холле Армии Спасения, вошла в Россию, она распространится как огонь в прериях".

Стэд повторил историю интервью с Адмиралом Макаровым в Августе 1908 г. в номере своего "Ревью Оф Ревьюз."

В "Уор Край" от 15 Августа 1908 г. целая страница посвящена России. "В-последних, " сказано в субтитре: "путь вхождения Армии ясен". Обращение о немедленной финансовой помощи было сделано для Российской Империи, которая была "до настоящего времени запретной для Армии Спасения землей. "
По многим причинам, как думалось, способствовало таким переменам на горизонте проектов Армии Спасения - общее влияние самой Армии, отчеты ее продвижения, поездки Генерала по миру и автомобильные компании, благодаря которым в русской прессе время от времени появлялось: "Русские путешественники встречались с людьми из Армии Спасения в разных частях мира, Русские на отдаленных поселениях Арктических границ Норвегии, Швеции и Финляндии соприкасались с корпусами, русские резиденты в Швейцарии проверили работу, и множество русских склонились в раскаянии на колени в Париже. Друг последнего царя и компаньон нынешнего стали членами Армии Спасения в Париже, и после возвращения в С.-Петербург была засвидетельствована их духовная перемена. "
В другом репортаже говорилось о том, что член Армии Спасения из корпуса Халл Айсхаус временно уволился с работы, став старшим рабочим на борту судна, направляющегося в Россию, и в Ревеле связался со Шведским Евангелистом. Эти двое позаботились, чтобы зал был полон на встрече с Англичанином из Армии Спасения; один человек проехал почти 60 км, чтобы услышать его, после чего сам он и еще 30 человек стали обращенными. Свидетельство моряка было настолько эффективным, что после окончания встречи его привели в другой, больший зал, где шестьдесят ищущих обрели спасение. На последующих собраниях, которыми руководил Халл, было зарегистрировано еще 40 ищущих.
В Октябре 1908 г. печаталось об одном молодом русском Лейтенанте из Армии Спасения в Германии, который был призван в свою страну на службу в Амию: "По прибытии он провел несколько собраний, на которых более нем 60 человек исповедали обращение " - сказано в "Уор Край".

Специальный уполномоченный Рэйлтон, посетивший Россию в сопровождении Майора (позднее Полковника) Герберта Д.Джэксона в 1904 г., снова прибыл в страну в 1908 г., за два месяца проведя разведку, имел дело "с титулованными людьми, как никогда часто в своей жизни". Он проводил многолюдные собрания в столице. Лейтенант-Полковник (позднее специальный уполномоченный и Начальник Штаба) Генри У.Мэпп посетил С.-Петербург в Октябре 1907 г., по приглашению Барона Николая.

Когда в марте 1909, Генерал совершил свой первый визит в Россию и провел два дня в С.-Петербурге, его принял Британский посол, сэр Артур Николсон. После чего он был приглашен в Думу (Парламент), где ему и его штату были предложены места в Дипломатическом Кругу. Генерала принимал Барон Мезендорф, а так же Вице-Президент, когда Президент поспешно был вызван в Москву; он так же встречался с Сенатором Мясоедовым, дочь которого была офицером в Париже.
Позднее Уильям Бут передал свой первый адрес в России в доме Генерала и мадам Сабуровых. Среди увлеченной аудитории был Гранд Дюшесс Константини - влиятельный член Императорской семьи, разговор с которым длился около часа. Наконец после визита ее Величества Принцессы Абамелек, Генерал был приглашен в Правительство, там он встретил Министра Финансов, который в отсутствии Столыпина исполнял его обязанности. После своего возвращения в Лондон, Генерала принял русский Посол Каунт Бенкендорф.

Через месяц Лейтенант-Полковник Геррит Д. Говарс из Голландии был избран Генералом для подготовки работы Армии Спасения в С.-Петербурге, где его приняли очень дружелюбно. Позднее Полковник и Госпожа Джэнс Повлсэн все еще жили и работали в стране, несмотря на самые высокие надежды Генерала и его Начальника Штаба, в 1912 г. Совет Министров решил не позволить Армии Спасения производить свои операции в России и Повлсэнам пришлось выехать.

Однако летом 1913 г., Армия Спасения в Финляндии, которая стала матерью-кормилицей работы в России, приняла участие в выставке гигиены, устроенной в С.-Петербурге и получила первый приз за ее экспонаты. Брошюра "Что такое Армия Спасения?" была широко распространена. Официально не признанные в России, обращенные Армии Спасения числились солдатами Гельсингфорского Первого Корпуса. Ежемесячник в 8 страниц под названием "Вестник Спасения" ("Посланник Спасения"), издаваемый Константином Бойе, был напечатан на русском языке. Хотя не в официальной публикации Армии, но полностью посвящался работе в Финляндии и распространялся в 8 000 копий. Напрасная надежда издателя в том, что газета будет широко распространена и станет пионером Армии, разрешение было дано на распространение ее на улицах солдатами Армии Спасения с красными знаменами в меховых шапках с надписью "Посланник Спасения" вместо "Армия Спасения".

История А.С. в России

dragnet@i.am

ICQ # 20653161

Dragnet's ODIGO # 97424