Огнезащита в самаре краска огнезащитная в самаре.  |  Ограждение закрытого распределительного устройства пуэ закрытые распределительные устройства.

Армия Спасения в прошлом и настоящем.

(Г.Остапенко, О.Чернышева)

Ист-Энд, восточная часть Лондона. Его известность не связана с королевским дворцом или музеями, наполненными колониальными сокровищами. В этих районах английской столицы нет великолепных отелей и белокаменных зданий международных банков. Здесь - царство красного кирпича, муниципальных домов, рабочих людей и тех, кто живет на государственные, пособия. Однако и в этих неБогатых кварталах Лондона есть свои исторические достопримечательности. На одной из улиц на невысоком кирпичном постаменте стоит памятник основателю Армии Спасения Уильяму Буту. Скульптор изобразил Уильяма в его естественный рост в момент страстной проповеди, обращенной к воображаемой толпе. Увидев однажды даже в камне это незаурядное волевое лицо, его уже нельзя забыть и с кем-нибудь спутать.

Имеется в Ист-Энде и "тропа Бута". Она ведет от заброшенного квакерского кладбища, где в 1865 г. проходили первые собрания Миссии Восточного Лондона, ставшей в 1878 г. Армией Спасения, к приюту для слепых и домам для одиноких мужчин и женщин, названным именем Бута. Некоторые из них были основаны Бутом, другие - его последователями. Ведущие члены британского парламента, королева Елизавета II прибывали сюда, чтобы открыть эти заведения.

Уильям был инициатором и создателем новой христианской конфессии, а его супруга Екатерина - автором многих идей, касавшихся ее структуры, принципов деятельности и духовной доктрины. Уже после смерти своей подруги Уильям назвал ее "матерью Армии Спасения". До появления этой церкви трудно назвать религиозную организацию, которая, помимо "отца", как ее руководителя, имела бы еще и "мать", учитывая, что речь шла о викторианской Англии, когда церковное феминистское движение только зарождалось.

До своего обручения в 1852 г., в 23-летнем возрасте, обоим супругам пришлось преодолеть немало жизненных трудностей. Уильям в 16 лет после смерти отца взял на свои плечи обеспечение семьи. Екатерина, страдавшая жестокой болезнью позвоночника, в 14 лет вынуждена была оставить школу, и провела свою юность в постели, заглушая боль чтением книг по Богословию и истории. Физические недуги, сменяя один другого, сопровождали ее всю жизнь.

Молодых супругов объединяла глубокая религиозность, принадлежность к методистской общине, острое ощущение противоречия между заветами Христа и действительной жизнью верующих, восприятие чужой беды как своей собственной. Оба задавали себе вопрос: помог ли ты распространению Царства Божьего на земле. Еще в 50-е годы, будучи проповедником методистской церкви, Бут увидел свою паству среди тех, кто не посещал божьи храмы, а проводил жизнь в кабаках, ночных притонах, воровал или выполнял за гроши тяжелую работу, торговал своей душой и своим телом. Людей, живущих в нищете или не имеющих никаких доходов, в Англии в середине прошлого века насчитывалось около 3 млн. человек, и они составляли десятую часть населения.

Первоначально Уильям и Екатерина, разъезжая по крупным промышленным городам, действовали исключительно духовными средствами. Силой своей веры они пытались побудить бродяг, преступников и проституток к покаянию, зажечь в их душе "искру божью". Их проповеди проходили с большим эмоциональным накалом в просторных общественных зданиях и на площадях Йорка, Шеффилда, Лондона. Нередко толпы безработных, нищих и опустившихся женщин с молитвенными песнопениями, сопровождаемыми звуками флейт и барабанов, проходили по улицам городов. Кульминацией проповеди являлись покаяния некоторых присутствующих, которые рыдали и причитали на "скамье покаяния", поставленной перед проповедником. Считалось, что в этот момент начинается возрождение души грешника, его "обращение". Бывший отступник получает прощение Божье и надежду на спасение в потустороннем мире. Правда, вскоре обнаружилось, что мало пользы проповедовать Евангелие людям, чье внимание сосредоточено на отчаянной борьбе за хлеб и теплый ночлег, и что многие новообращенные легко возвращаются к своим прежним занятиям.

Постепенно опыт миссионерской работы привел Бутов к убеждению, что для спасения пьяниц, бродяг и проституток в будущей жизни их надо вывести из ада земного существования, предоставить пищу, одежду, работу.

К середине 60-х годов новая церковная организация, связанная своим происхождением с методизмом, нашла свое особое место и утвердила свою самостоятельность. Основное отличие ее доктрины от доктрин других христианских конфессий один из сторонников Бута определил следующим образом: "Лидеры Армии Спасения пошли путем, который составлял суть христианства. Я имею в виду, что при прощании Спаситель повелел своим ученикам распространять по всему миру благую весть о спасении путем милосердия. Евангелие заключает в себе божественную силу. Но Армия Спасения занимается не только распространением Евангелия. Она единственная в значительном масштабе и во многих сферах жизни добавляет к этой обязанности благородную работу по милосердию".

Открывая двери для всех несчастных и преступивших мораль и закон общества и занимаясь сбором пожертвований среди состоятельных граждан, Армия Спасения основала в 70 - 80-е годы прошлого века в Лондоне ряд благотворительных учреждений: ночлежные дома, приюты для инвалидов, мастерские для безработных. В ночлежном доме каждый потерявший жилье и работу мог получить хлеб и кров за небольшую плату. В случае отсутствия денег паупер мог заработать их в строительных мастерских. Бут полагал, что милостыня в том случае, если человек способен трудиться, толкает его к безделью и апатии, мешает перерождению его души. Посетители приютов участвовали в ежедневных молитвах, могли рассчитывать на сострадание и исповедь. Здесь не было того полутюремного режима, который сложился в государственных работных домах.

В 80-е годы на основе деятельности Армии Спасения Бут выработал целую систему социальной помощи представителям дна общества, которую позднее он изложил в книге "В трущобах Англии". Автор этого труда показал себя социальным реформатором и тонким психологом. В его идеях немало общего с идеями социалистов-утопистов, в частности с мыслями и практикой его земляка Роберта Оуэна. Одно из существенных отличий в подходе к отвергнутым обществом заключалось в том, что Бут не освобождал людей от ответственности за их греховную жизнь, а требовал искупления грехов через служение таким же обездоленным собратьям. "Первое существенное условие всякой успешной социальной реформы заключается в изменении самого человека", - писал основатель Армии Спасения. Социальную реформу он замышлял в широких масштабах, полагая, то нельзя море вычерпать ковшом и подобно этому помочь миллионам обездоленных мелкой филантропией.

Бут был уверен, что современная цивилизация имеет средства для лечения собственных болезней. Помощь, по его убеждению, должна прийти немедленно со стороны правительства, промышленников, банкиров и всех добровольцев. Правительство стало оказывать Армии материальную поддержку в 90-е годы. Собрания, проводимые Екатериной в Богатой части Лондона Вест-Энде, давали немалые сборы. С 1888 г. в феврале, в самый неблагоприятный месяц британской зимы, члены Армии Спасения проводили неделю самоотречения, во время которой сбор пожертвований шел на улицах городов.

Для начала социальных мероприятий Бут требовал от общества 2 млн. ф. ст., это, по его мнению, составляло не столь значительную сумму, учитывая, что недавно правительство израсходовало на афганскую войну 21 млн.

Суть плана Бута сводилась к созданию в районах, населенных беднотой, общин самопомощи, нечто вроде кооперативных обществ или патриархальных семейств, возглавляемых сильной личностью. Условно они назывались "колониями" В них закоренелые обитатели трущоб, "потерпевшие крушение в земной жизни", должны были обрести прибежище и временное занятие. В связи с последним автор книги выдвигал несколько интересных проектов. Члены общин могли заняться сбором городских отбросов, ремонтом старой одежды и обуви, переработкой костей на удобрение. В "колониях" создавалась атмосфера душевного мира, любви к Богу и своим собратьям. Бут надеялся, что через некоторое время жители этих заведений будут покидать их для самостоятельной жизни. Оставшиеся же могли быть переведены в сельские "колонии" - кооперативные фермы, занимавшиеся земледелием или откормом свиней и придерживавшиеся библейских принципов в организации своей повседневной жизни.

Этот новый этап приобщения к труду и религии был особенно важен для тех, кто недавно покинул деревню, "сотворенную Богом", и испытал немало бедствий в городе, "созданном человеком".

Для нуждающихся в более длительном пребывании в религиозной трудовой общине Бут предусмотрел отъезд в "колонии" третьего типа - заморские. Их предполагалось организовать на землях, купленных Армией Спасения на имперских территориях. Одними из первых такие "колонии" возникли в Канаде, Австралии, Южной Африке.

Помимо плана устройства "колоний", Бут разработал и гибкую систему мер помощи больным, инвалидам, одиноким матерям, осиротевшим детям и заключенным. Эта система была изложена в книге и уже действовала в Лондоне и других английских городах в 80-е годы. Члены Армии - "сестры и братья милосердия" посещали нуждающихся в помощи обитателей беднейших кварталов Восточного Лондона, опекали походные лазареты, кухни, промышленные школы для уличных детей.

Служащими организации Бута нередко становились прежние преступники, алкоголики, бродяги. Бут был уверен, что "для исправления мошенника нужен мошенник", в котором проснулось чувство собственного достоинства. Основным же исполнителем плана должна была выступить Армия Спасения. Ко времени опубликования труда "В трущобах Англии" в ее рядах по стране в целом насчитывалось около 4600 членов.

Структура Армии Спасения напоминала обычную армию. Она была единственной религиозной организацией, которая руководствовалась в своей деятельности принципами безусловного, хотя и добровольного, повиновения ее членов. Служащие делились на две категории - солдат и офицеров. Солдаты могли заниматься своим обычным делом, но должны были отречься от мирских развлечений и посвящать свое свободное время службе в Армии. Офицерский состав включал капралов, сержантов, лейтенантов, капитанов, майоров, полковников, стоявших в соответствии с их чином во главе больших или меньших соединений. Так, майор командовал корпусом и подчинялся полковнику. Для офицеров служба была основным занятием, и они получали небольшое жалованье, размер которого определялся в зависимости от их семейного положения.

Уильям занимал пост Генерала Армии и пользовался почти диктаторской властью. Екатерина была членом его штаба.

Все служащие носили форменную одежду со знаками отличия, соответствовавшим званию. Каждый корпус имел свою музыку, место собрания, называемое казармой (корпусом - Д.А.). Примечательным атрибутом организации было знамя - "флаг крови и огня", почитавшийся как "символ преданности Великому Царю на небесах и делу спасения". Под этим знаменем все вступавшие в Армию принимали обет бедности, предусматривавший отказ от праздности, роскоши в еде, одежде и устройстве жилища.

Воинская структура религиозной общины, вызывавшая нарекания со стороны верующих многих христианских конфессий, объяснялась рядом причин. Во-первых, тяжелые условия миссионерской работы среди воров и пьяниц требовали жесткой дисциплины. Но, помимо этого, у служащих Армии - "спасенцев" - было немало противников среди содержателей трактиров и притонов, которых новая филантропическая христианская организация лишала постоянных клиентов. В 70 - 80-е годы трактирщики создали в Лондоне специальное "скелетное" войско (Армия Скелетов - Д.А.), которое вступало в бой с участниками религиозных процессий Армии Спасения, как только они появлялись на улицах. В 1881 г. произошло 670 избиений "спасенцев". В связи с рукопашными схватками на улицах некоторые из них были посажены в тюрьму. Уникальным для религиозной и политической жизни Англии последних десятилетий XIX в. было равноправное положение женщин, утвердившееся в Армии Спасения благодаря роли в ней Екатерины. Еще в середине XIX в., в период своей молодости она писала одному из пасторов, а затем в сходных выражениях своему жениху: "Невозможно, чтобы Вы думали, будто женщина стоит дальше от Бога, чем мужчина, и менее способна любить Бога и служить ему. Если бы это было так, разве тогда великий и справедливый Создатель не сделал бы разницы в своих творениях? И почему тогда женщина имеет то же самое наследие бессмертия в награду?" В 1859 г. вышел в свет памфлет Екатерины "Женское духовенство" ("Женское служение", СПб, 1992г.), где она развивала свою мысль о неисчерпаемых духовных ресурсах, которые таятся в вовлечении женщин в церковную деятельность на самые ответственные посты. С 80-х годов прошлого века и до настоящего времени женщины составляли и составляют более половины офицерского состава Армии.

Уважение к женщине поддерживалось и в семье. Браки поощрялись между членами общины. Воспитание маленьких "спасенцев" начиналось в родительском доме. Дети подчинялись строгой дисциплине в отношении участия в Богослужении, выполнении домашних и церковных обязанностей, посещали воскресные школы и музыкальные занятия. Музыка являлась неотъемлемой частью религиозной службы.

Семейное "потешное войско", нарядная форма, необычные современные ритмы и мелодии молитвенных песнопений облегчали передачу духовных ценностей Армии Спасения следующим поколениям.

Внося мир в душу человека, отвергнутого обществом, члены Армии руководствовались миротворческими принципами в разрешении всех социальных и межгосударственных конфликтов.

Трудно более образно, чем это сделала Екатерина, выразить отношение основателей Армии Спасения к войнам. В 1865 г., наблюдая торжества по случаю взятия Севастополя в ходе русско-турецкой войны, в которой на стороне Турции выступали Англия и Франция, Екатерина писала мужу: "Сегодня раздался звон колоколов и гром пушек по случаю взятия Севастополя, но я совершенно не могу радоваться; я не могу не думать об истекающих кровью умирающих, о разоренных жилищах, о разбитых сердцах - и это делает меня несчастной. Какой бы это был знаменательный для всего мира день, в который все христиане протестовали бы против войны и каждый бы, стоящий на ложном пути... услышал бы слова Спасителя, говорящего: "Вложи свой меч в ножны, ибо обнаживший меч от меча и погибнет"". Позднее, в годы первой мировой войны, Армия Стремилась выступить в роли Красного Креста, помогая раненым независимо от их принадлежности к той или другой воюющей стороне.

Жестокость и насилие, в чем бы они ни проявлялись, воспринимались Екатериной как величайшее зло. В 1884 г. она организовала общественную кампанию против насилия, совершаемого над молодыми девушками, обманом завлеченными в публичные дома. Используя подлинные истории, рассказанные ей потерпевшими, Екатерина написала несколько статей в прессу и писем, обращенных к королеве Виктории и премьер-министру Великобритании У. Глэдстону, в которых она обращалась с призывом защитить юных дочерей страны. Петиция, содержавшая эти требования, собрала 343 тыс. подписей. Свернутая в огромный свиток длиной более 2 км, она была доставлена в Вестминстер в открытой повозке и вызвала сенсацию в парламенте и стране в целом. С несвойственной для английских парламентариев быстротой был принят закон, карающий тюремным заключением за совращение девушек моложе 16-летнего возраста. Это была не единственная победа "спасенцев". 80-е годы, и особенно после выхода книги Генерала "В трущобах Англии" Армия получила признание в своей стране и за рубежом.

С самого сначала супруги Бут задумали свою организацию как космополитическую, стремящуюся содействовать осуществлению великой христианской идеи об общем братстве всего человечества, в котором все люди - ближние не зависимо от того, в каком месте на Земле они родились. Эта идея, а также известная гибкость помогли Армии Спасения завоевать к концу XIX столетия многие страны Европы, подготовить миссию для отправки в Соединенные Штаты, Австралию, Индию.

В Индии "спасенцы" взяли на свои плечи решение самых трудных социальных задач. Изменив свои имена на индийские и облачившись в национальную одежду, они вели работу среди неприкасаемых. Кроме того, чтобы не дать угаснуть древним индийским ремеслам и одновременно привлечь к труду отбывших заключение преступников, члены Армии Спасения усовершенствовал ручной ткацкий станок и организовали ряд прибыльных ткацких производств.

К концу XIX столетия в рядах Армии Спасения работало около 10 тыс. служащих. В это число не входили добровольцы, связанные с Армией менее тесно и оказывавшие ей помощь в той или другой области. С 1880 г. в Великобритании, а затем в других странах начала выходить газета "Боевой клич". Одновременно стали складываться системы управления международной Армией и подготовки кадров. При учете местных особенностей и местной инициативы, командиры территориальных армий в европейских или заморских странах подчинялись лондонскому штабу как религиозному и организационному центру. Так, по приказу штаба каждый офицер должен был покинуть свой дом где-нибудь в европейской стране и отправиться на новое место назначения в джунгли Индии. В 1880 г. для подготовки офицеров были открыты женская и мужская кадетские школы. Позднее эти институты Армии Спасения стали называть "домами воспитания духа". Беседы-исповеди со своими попечителями, борьба с собственными недостатками составляли часть учебных занятий. Учеба совмещалась с работой. По вечерам молодые "спасенцы" спускались в мрачные подвалы лондонского Ист-Энда или отправлялись к увеселительным заведениям в центр столицы, чтобы путем конкретной помощи и человеческого участия обратить к Богу пьяниц или опустившихся женщин.

У Уильяма и Екатерины родилось восемь детей. Все они участвовали в деятельности Армии Спасения. Принципы воспитания, применявшиеся в семье Бутов, позднее стали примером для многих семей "спасенцев". Уделяя большое внимание образованию детей как подготовке к действенному служению Богу, Екатерина всячески ограждала их от светских соблазнов.

Наибольший след в истории Армии Спасения оставили старший сын Бутов Брамвелл, ставший после смерти Уильяма генералом Армии, и три их дочери - Екатерина, Эмма и Евангелина. Екатерина сыграла большую роль в создании отделений филантропической христианской организации во Франции, Швейцарии, Бельгии. Эмма вместе со своим мужем Ф.Л.Такером работала с заключенными и представителями низших каст в Индии, затем занималась проповеднической деятельностью в Соединенных Штатах. Евангелина, родившаяся в 1865 г., в год основания Миссии Восточного Лондона, получила самую большую известность. Ей доверили пост капитана корпуса, когда она была еще подростком. В молодости она успешно руководила кампанией за отмену постановления местных властей, запрещавшего религиозные проповеди на улицах и площадях и лишавшего "спасенцев" их "храмов". Уже в зрелом возрасте Евангелина завоевала авторитет в Соединенных Штатах и получила пост командира американской Армии Спасения. В 1934 г. она стала первой женщиной-генералом международной Армии Спасения.

В 1880-е годы Армия Спасения стремительно расширяла сферу своего влияния. В эти годы она начала работу в Норвегии, Швеции и Финляндии, бывшей тогда частью Российской империи. Первое время в Финляндии власти запрещали членам Армии Спасения проводить собственные собрания, носить форму и знаки отличия, но постепенно эти ограничения отпали. Перемены к лучшему облегчались тем, что вновь вступившему разрешалось не отказываться от своего прежнего вероисповедания.

Перед началом первой мировой войны Армия Спасения имела на службе свыше 79 тыс. офицеров, которые работали в 59 странах мира. В ее ночлежных домах, школах, больницах было 37 тыс. постоянных мест, 1115 мест - в детских домах и 1173 мест - в приютах для женщин и девочек.

Руководство Армии Спасения и лично Уильям Бут проявляли заметный интерес к России как огромному и не освоенному ими полю деятельности. Время от времени офицеры Армии направлялись туда для выяснения обстановки. Но поездки эти были безрезультатными. Неудачей кончился и приезд в Россию первого миссионера, солдата Армии шведа Юхана Гренлунда. Он прибыл в Петербург в 1890 г. и поступил мастером на завод. Выучив русский язык, Гренлунд стал собирать слушателей на свои проповеди. Собрания вызвали подозрения властей, и вскоре иностранный проповедник был выслан в Сибирь.

В 1907 - 1909 гг. Армия Спасения начала прокладывать путь в Россию. К этому времени царский двор и российское правительство располагали уже информацией о деятельности этой организации. Больше всего их настораживали собрания и шествия, привлекавшие самую бедствующую часть населения и проводившиеся под открытым небом на улицах и площадях городов. После недавних революционных событий 1905 г. такие массовые сборища воспринимались ими как преддверие к новым беспорядкам.

Вместе с тем, часть русской интеллигенции и представителей высшего света, познакомившись с миссионерской работой "спасенцев" в Англии, Франции и Голландии, испытывали к ним симпатию. Так, художник В.В.Верещагин и адмирал С.О.Макаров охарактеризовали Армию Спасения как чрезвычайно активную, братскую церковь и высказали мнение, что, придя в Россию, она будет расширять свое влияние с той же скоростью, с какой пожар распространяется в выжженной солнцем степи. Добрые вести о деятельности Армии привез в Россию один из друзей генерала Бута князь Николай Голицын. Некоторые русские, проживавшие за границей, стали активными членами этой религиозной общины.

В августе 1908 г. известный английский журналист У.Т.Стэд посетил Россию и по просьбе сына Уильяма Бута - Брамвелла - встретился с председателем Совета министров П.А.Столыпиным. В этом же месяце интервью со Столыпиным было опубликовано в английской газете "Таймс" и вызвало у Генерала и его штаба большие надежды.

Столыпин задал Стэду три вопроса: "Не вмешивается ли Армия Спасения в политику? Не рассчитывает ли она разжечь враждебные чувства в отношении нехристианского населения империи? Как быть, если собрания под открытым небом противоречат российским законам?"

В ответ Стэд объяснил премьер-министру Российской империи, что в Англии и других странах "спасенцы" никогда не вмешивались в политику и не вели кампаний против других христианских церквей или иных вероисповеданий. О подчеркнул также, что Армия Спасения готова учесть точку зрения российских властей, касающихся проведения собрания под открытым небом, и что ее филантропическая активность, превращающая плохих граждан в достойных, принесет большую пользу государству.

Итог беседы был, действительно, ободряющим. Столыпин заявил, что он не видит причин, препятствующих появлению Армии Спасения в России, но до принятия окончательного решения он хотел бы изучить ее статут.

В 1909 восьмидесятилетний генерал Бут совершал поездку по Швеции и Финляндии, в ходе которой он нанес краткий, двухдневный визит в Санкт-Петербург. В российской столице отнеслись к генералу с уважением и интересом. Прежде всего, он был принят английским послом Артуром Никольсоном, затем посетил Думу, где его приветствовал вице-президент барон Мейендорф. В тот же день генерал беседовал с сенатором Мясоедовым, дочь которого была офицером Армии Спасения в Париже. На следующий день состоялись свидания Бута с министром финансов Коковцевым и братом премьер-министра, предпринимателем Столыпиным. Затем он выступил с докладом в доме генерала Сабурова, где собралось высшее общество, в том числе и члены царской семьи.

И все же, несмотря на взаимопонимание в светских кругах, практических результатов визит Бута в Россию не принес. Разочаровывающей в этом отношении была и его встреча с вдовствующей русской императрицей Марией Федоровной, сестрой английской королевы Александры. Встреча состоялась в Лондоне в Букингемском дворце 6 апреля 1909 г. после возвращения Генерала из Петербурга. В общей беседе русская императрица обратила внимание Бута на то, что в случае появления Армии Спасения в России она опасается образования новой христианской секты и ее конфликта с православной церковью, что было бы крайне нежелательно для российских властей. При этом она не согласилась с Генералом в том, что большая часть русского народа не посещает храмы, далека от понимания православного вероучения, а постоянные прихожане "рабски привязаны к церкви ее пышной обрядностью". В данном случае Бут явно недооценил историческую связь православной церкви с российским населением. Взаимопонимание с императрицей было достигнуто лишь в том, что Армия может быть полезна в борьбе с пьянством. А этот порок особенно заметен в России во время церковных праздников.

Вскоре после поездки Бута в Петербург российскую столицу вновь посетил его сторонник У.Т.Стэд. В доброжелательной форме ему было передано от правительственных кругов, что необходимо подать письменное прошение о том, чтобы российское правительство разрешило Армии работать в России.

Сразу же после этого с официальной миссией в Санкт-Петербург был направлен, полковник Паульсен, которому и поручалось это дело. Прошение было подано. Оставалось лишь ждать ответа. Ожидание длилось два года. Обстановка в стране за это время изменилась. В 1911 г. был убит премьер-министр П.А.Столыпин, с именем которого связывались большие надежды.

Весной 1912 г. через британское посольство был получен ответ, в котором Армия Спасения уведомлялась, что в ее просьбе отказано. В то же время в Финляндии работа успешно продолжалась. 280 офицеров и свыше тысячи солдат, организованных в 78 корпусов, проповедовали Евангелие, помогали бедным, заботились о сиротах, кормили голодных и давали приют бездомным. Им принадлежало 5 благотворительных учреждений и 13 временных приютов для нуждающихся, называемых "станциями слема" (от английского Slum - трущоба). Издавались еженедельная газета, журнал для детей, переводилась религиозная литература. В 1912 г. Уильям Бут назначил руководителем отделения Армии Спасения в Финляндии Карла Ларссона, с именем которого связана история появления Армии в России.

В 1913 г. в Санкт-Петербурге готовилось открытие Всероссийской гигиенической выставки, на которой Финляндии выделялся отдельный павильон. Армии Спасения удалось получить одну комнату в этом павильоне для своей экспозиции. На выставке были представлены образцы работ, выполненных в домах и мастерских Армии Спасения, фотографии ее социальных учреждений, предметы оборудования детсктх домов и приютов, статистические данные о ее благотворительной деятельности. Пояснения давал офицер, который одновременно предлагал посетителям изданию на русском языке иллюстрированную брошюру Карла Ларссона "Здоровье нации: физическое и моральное. Что делает для этого Армия Спасения. Опыт Финляндии". Сам Ларссон прибыл в Санкт-Петербург на открытие выставки.

Таким образом, в течение трех летних месяцев 1913 г. представители Армии Спасения имели возможность знакомить жителей Петербурга с деятельностью своей организации. Пресса всех политических направлений единодушно отмечала большой интерес посетителей к экспозиции "спасенцев", которая оказалась "гвоздем" финского павильона. 13 тыс. экземпляров брошюры К.Ларссона быстро разошлись. Общественным признанием обширной благотворительной деятельности Армии Спасения было присуждение ей первой премии Всероссийской гигиенической выставки. К концу работы выставки в среде работавших на ней офицеров родилась идея издавать в России иллюстрированный журнал, чтобы знакомить русского читателя с деятельностью Армии Спасения в мире и особенно в соседней Финляндии. Генерал одобрил эту идею, и в июле 1913 г. в Санкт-Петербурге вышел первый номер "Вестника спасения". Его номинальным издателем был зарегистрирован сочувствовавший движению финляндский землевладелец К.А.Бойе-ав-Геннес, а редактором стал российский гражданин Адам Пищевский.

Журнал публиковал материалы на евангельские темы, рассказывал читателям о пагубном влиянии алкоголя и табака на здоровье человека, о благотворительной и просветительской работе Армии Спасения в западных странах и сотрудничестве с ней правительств этих государств. Первоначальный тираж журнала составлял 6 - 8 тыс., но скоро он увеличился до 18 тыс. экземпляров.

Редакция "Вестника спасения" разместилась в скромном здании под ╧1 на Гаванской улице и стала своего рода штаб-квартирой Армии Спасения в России. Здесь можно было купить последний выпуск журнала, а по воскресеньям - послушать проповедь. На эти собрания приходили люди различного социального положения и всех возрастов. Когда выступал К.Ларссон, свободных мест в редакционном помещении не было, и обычно в конце собрания несколько человек выходили к "скамье покаяния".

Отсутствие официального статуса организации в России осложняло обстановку и прием новых членов. Устроители собраний сознавали, что они рискуют быть наказанными и принимали меры предосторожности, маскируя их на случай прихода дворника или околоточного под встречу друзей. Первые русские, пожелавшие стать солдатами и офицерами Армии Спасения, становились членами ее I-го Хельсинкского корпуса.

В то же время было получено разрешение властей продавать "Вестник спасения" на улицах, в трамваях, трактирах и рабочих столовых. Это давало "спасенцам" возможность знакомиться с жизнью народа, его языком, обычаями, а также устанавливать новые контакты. По адресу редакции, указанному в журнале, сюда нередко приходили люди, нуждавшиеся в какой-либо помощи. Некоторые из них становились "спасенцами". Число посетителей особенно увеличилось с началом мировой войны.

Весной 1914 г. корпус Армии Спасения в Санкт-Петербурге провел первое уличное шествие. Небольшая процессия из 20 одетых в форму солдат и офицеров со своим знаменем и пением псалмов в сопровождении музыкальных инструментов прошла по центру города и завершилась собранием в редакции "Вестника". Это собрание стали позднее называть первым съездом Армии Спасения в России.

Уличные шествия, проводившиеся и впоследствии, привлекали массу любопытствующих, из которых несколько человек проявляли более глубокий интерес. В декабре 1914 г. состоялась первая торжественная церемония посвящения 8 человек (среди них были мужчины и женщины) в солдаты Армии Спасения. В марте 1915 г. к ним присоединилось еще 5 человек. По национальной принадлежности в санкт-петербургском корпусе Армии Спасения были финны, шведы, эстонцы и русские.

Социальная работа Армии Спасения получила новую направленность в годы первой мировой войны, которая застала многих вдали от родины. Уже 5 - 6 августа в Швецию и Финляндию хлынул многотысячный поток русских беженцев, значительную часть которых составляли сельскохозяйственные рабочие, находившиеся по найму в Германии. Через северные страны они стремились попасть на родину. Высланные властями в течение суток, они после двух-трехдневного пути без пищи и воды оказывались в незнакомой стране, большей частью без вещей и денег, потеряв своих близких. Многие прибывали больными, особенно дети.

В Стокгольме был создан комитет помощи русским беженцам, в котором деятельное участие приняла Армия Спасения.

"Спасенцы" встречали переполненные товарные поезда, которые прибывали в Раумо, Торнео, Треллеборг, Мальме и Стокгольм. Беженцы нуждались в теплой одежде, питании, ночлеге и деньгах на дорогу домой, а большинство - еще и в помощи переводчика. Армия Спасения предоставляла свои помещения, кормила, снабжала одеждой и билетами. В Стокгольме, например, "спасенцами" было принято не менее 10 тыс. человек. Благодаря им в течение осени и зимы 1914/15 г, тысячи людей смогли вернуться домой.

А вслед за беженцами члены шведской Армии Спасения встречали транспорты с русскими ранеными, направлявшимися через их страну в Россию.

В Петрограде также оказались тысячи беженцев, которые прибывали сюда из мест военных действий. Среди них было большинство женщин с детьми и сироты, потерявшие родителей. Армия Спасения Финляндии обратилась к властям за разрешением открыть под Петроградом приют для беженцев на 250 человек. Покровительство Финляндии, как казалось, могло обезопасить приют от возможных реквизиций в военное время. Такое заведение было открыто в Лесной, правда, меньших размеров - на 80 человек. Его обслуживали 14 "спасенцев". Беженцы имели здесь кров, питание и помощь в устройстве дальнейшей жизни. "Вестник спасения" публиковал адрес приюта, куда могли обратиться нуждающиеся.

Армия Спасения взяла на себя все заботы о приюте для беженцев, который был создан на средства живших в Петрограде американцев. Четыре женщины-офицеры Армии Спасения под руководством унтер-офицера Надежды Константиновой вели в нем всю работу, обеспечивая проживание 40 человек.

"Спасенцы" заботились также о нуждающихся солдатских семьях и, особенно, о солдатских детях-сиротах. В Хельсинки был открыт сиротский приют. Для петроградских детей из беднейших семей был устроен летний лагерь в Пяркиярви на 100 человек, все управление им и расходы взяли на себя петроградские "спасенцы". Они же организовали в Петрограде бесплатные обеды (для 80 человек), а на Рождество - раздачу пакетов с продовольствием и вещами. В течение года они смогли оказать помощь продуктами питания и одеждой свыше 30 тыс. человек.

Средства на социальные нужды Армия Спасения получала в виде пожертвований от граждан, частью - от городской думы, которая видела реальную пользу в деятельности "спасенцев", а также от Петроградского комитета призрения беженцев. Значительные суммы - 500 рублей в месяц - поступали из фонда великой княжны Татьяны Николаевны.

В прессе появились отзывы, признающие заслуги Армии Спасения в России. Ее русских солдат называли настоящими "спасенцами". Их деятельность стал широко известна, увеличились пожертвования. Появилась возможность приобрести в собственность здания для устройства детского дома и приюта. Помимо приюта на Гаванской улице, рядом с редакцией, был устроен еще один - за Московской заставой, в доме ╧12 по Герцогскому переулку. На конгрессе Армии Спасения Финляндии в Гельсингфорсе (1915 г.), в котором участвовали и 25 офицеров из Петрограда, их самоотверженный труд был высоко оценен.

Работа была действительно трудная. С начала войны иностранные граждане, оставшиеся на территории России, вызывали недоверие и подозрения в шпионаже. После одного из допросов, закончившегося на рассвете в октябре 1915 г., 20 офицеров и солдат, бывшие до этого формально членами Гельсингфорского корпуса, провозгласили себя Петроградским корпусом Армии Спасения. Это, однако, не избавило их от подозрений и даже арестов. Правда, после вмешательства высокопоставленных лиц инциденты заканчивались благополучно, но по-прежнему пристальное внимание дворников и полицейских осложняло работу, делало ее полулегальной.

Новый период в истории Армии Спасения в России начался после Февральской революции. Впервые Армия Спасения в России могла действовать легально: открыто объявлять о своими собраниях, снимать для них помещения, не испрашивая разрешение в полицейском участке. Благоприятные условия были использованы для активной деятельности: проводились уличные шествия, многолюдные собрания в здании Городской думы на Невском проспекте и собрания на открытом воздухе. Свободно продавался "Вестник спасения", тираж которого достиг 20 тыс. экземпляров.

На проповеди "спасенцев", куда раньше осторожно пробирались несколько десятков человек, теперь открыто приходили сотни, а иногда и тысячи. Большая часть песен-псалмов была переведена и издана на русском языке.

Были арендованы новые помещения: большая квартира в центре Петрограда по Вознесенскому проспекту в доме ╧22, здание для общества трезвости в Никольском переулке (на 300 человек), большая столовая на Гаванской улице, рядом со старым зданием для проведения собраний 3 раза в неделю. Всего в то время работало в разных частях города 7 корпусов Армии, руководимых 30 офицерами, из которых самым крупным был IV корпус, находившийся у Нарвской заставы и включавший до 100 солдат. Армия Спасения содержала два детских дома, два приюта и один пансионат для престарелых женщин.

16 сентября 1917 г. состоялось официальное открытие "русской территории" Армии Спасения. Торжественное собрание проходило в зале на Моховой улице (в доме ╧33). Строили планы дальнейшего расширения работы: открытия кадетской школы в Петрограде для обучения русских офицеров, распространение деятельности на южную часть России. Но события 7 ноября 1917 г. круто изменили все планы.

Письма родным и близким и дневники "спасенцев" дают представление об их жизни в России в послереволюционные годы. Это была непрерывная борьба с голодом, холодом, болезнями, разрухой в условиях полного бесправия произвола властей, изоляции от внешнего мира, повседневной угрозы ареста и смертей близких.

Постоянно жившие в Петрограде офицеры Армии Спасения получали продуктовые карточки третьей категории, на которые иногда удавалось купить 1/8 фунта хлеба. Чтобы прокормиться, ездили в близлежащие деревни, где на соль, керосин и спички можно было выменять что-либо из продуктов. Но путь домой был полон опасностей, и часто добытые с трудом продукты бывали отняты на обратной дороге.

Чтобы спасти от голода детей, в конце 1917 г. "спасенцы" перевезли детские дома: один - под Орел в деревню Домнино, а другой - в Вологодскую область. Офицеры, руководившие детскими домами, не имели почти никакой связи со штаб-квартирой и должны были сами заботиться о пропитании. Они брали заказы на шитье у местных жителей (благо удалось сохранить от конфискации швейную машинку), лечили, выхаживали больных, получая в благодарность за это кое-что из продуктов. Сами заготавливали дрова в лесу. Чтобы пережить голодное время, Вологодский детский дом купил поросенка, двух кур и двух кроликов. По сравнению с городскими детскими домами здесь было меньше болезней и смертей. Но официального разрешения на руководство детскими домами "спасенцы" не имели. Обрашение в Комиссариат народного образования не дало результатов. Подозрение вызывало уже то, что все иностранцы покинули Россию, а эти - нет.

Местные власти постоянно угрожали конфискацией имущества и закрытием детского дома, заявляя, что "нельзя допустить, чтобы религиозная организация воспитывала детей, которых надо воспитывать в социалистическом духе". В конце концов, детские дома были закрыты, имущество конфисковано, а дети-сироты, за исключением нескольких, оставшихся у "спасенцев", были направлены другие детские учреждения.

Попытка зарегистрировать в Петрограде свою организацию, как это требовалось, не удалась. Но некоторые корпуса смогли получить разрешения от районных комиссариатов и продолжали работать. Для любого собрания нужно было иметь разрешение за три дня, но из-за голода и не работавшего городского транспорта стало все труднее собирать людей.

В 1918 г. иностранцы покидали Россию. Шведский консул рекомендовал всем шведским подданным ехать домой, так как посольство и консульство закрывались. Четыре офицера Армии Спасения и полковник К.Ларссон с семьей, в которой было шестеро детей, выехали из Петрограда. Остальные остались, зная, что отныне они лишены всякой защиты и приравнены в положении к местным жителям.

Прежние источники доходов исчезли. Те, кто помогал ранее, сами стали нуждающимися. Небольшие деньги, находившиеся в Азовско-Донском банке, невозможно было получить, а иностранную валюту не обменивали на рубли. Помощь пришла неожиданно. Покидавшие Россию иностранцы и русские могли взять с собой лишь ограниченную сумму, поэтому некоторые "депонировали" свои деньги штабс-капитану Хельми Бойе с тем, чтобы получить их в Армии Спасения за границей.

Какая- либо связь с внешним миром или помощь оттуда исключались. Лишь однажды помог счастливый случай. Полковник К.Ларссон, находившийся уже в Стокгольме, узнал, что советский представитель В.3.Воровский высылается шведскими властями. Полковник обратился к нему с просьбой взять для русских "спасенцев" деньги и письма. Воровский выполнил поручение, и деньги и письма дошли по назначению.

С 1918 г. стали обычным явлением обыски, ночные допросы с угрозами расстрела, аресты, конфискации имущества, особенно излишков продуктов питания и одежды, опечатывание зданий, включая жилые помещения. Арестовывали за пение псалмов на улице, за продажу "Вестника спасения" и за "связь с иностранцами", что обычно подтверждалось бережно хранимыми в личных вещах письмами от родных и близких на иностранных языках.

Часть русских "спасенцев" была призвана в армию, часть разъехалась по домам, некоторым финнам удалось вернуться в свою страну. Весной 1919 г. штабс-капитан Х.Бойе собрала оставшихся офицеров и призвала всех, кто может, приискивать какую-либо работу, чтобы иметь средства к существованию. Некоторым удалось получить место медицинских сестер, конторских и почтовых служащих, уборщиц. Жили одной большой семьей, помогая друг другу.

"Дух Армии Спасения, - говорил однажды на съезде в Стокгольме Генерал Б.Бут, - состоит в том, что истинный спасенец скорее готов умереть, нежели жить для самого себя". Мужество не покидало членов Армии Спасения даже в самые трудные минуты. Презирая опасность, они шли с передачей в тюрьму для арестованных товарищей (в их среде, кстати, было принято такое обращение друг к другу). При этом их нередко арестовывали, как и тех, кто просто пришел узнать о заключенных. Выхаживали своих больных, когда, казалось бы, не было никакой надежды на выздоровление. Поистине героическими усилиями им удалось получить необходимые документы, чтобы перевезти из Петрограда в Финляндию умиравшую Х.Бойе.

И, несмотря на все, "спасенцы" продолжали работать и даже увеличивали свои ряды. В 1918 г. Армия Спасения имела 51 офицера, из которых, судя по фамилии, 9 были русские. Штаб-квартиру перенесли в центр города, в здание бывшей голландской школы рядом с Исаакиевским собором.

Была начата работа в Москве, хотя никакого разрешения, кроме устной поддержи управделами СНК В.Д.Бонч-Бруевича, получить не удалось. 18 октября 1918 г. в здании Политехнического музея состоялось первое собрание Армии Спасения в Москве, на котором присутствовало не менее 500 человек. Работу здесь начали адъютант Отто Юнгхольм, капитан Н.Константинова и лейтенант Зиновский. Попытка установить контакты с местным отделом Комиссариата социального обеспечения не увенчалась успехом.

В начале 1921г. в отчете в штаб-квартиру сообщали, что в Москве регулярно по воскресеньям проводятся собрания, работой руководят 21 солдат, 5 офицеров и 20 рекрутов, ожидающих посвящения.

Положение "спасенцев" в России резко ухудшилось после кронштадтских событий.

Начались аресты одновременно в Петрограде и Москве. Из 10 арестованных для одних заключение продолжалось две недели, но некоторые находились в тюрьме до трех лет. Капитан Константинова была в заключении восемь месяцев. Она вела дневник, и, судя по ее записям, "спасенцы" в ожидании приговора, который мог быть самым суровым, стойко переносили тяготы арестантской жизни и, даже находили нечто утешительное в своем пребывании в тюрьме. В отличие от жизни на свободе здесь было тепло, кроме того, от своих сокамерников, среди которых было немало образованных и интеллигентных людей, можно было многому научиться.

Русская православная церковь (РПЦ) следила за расширением влияния Армии Спасения за границей и в России, рассматривая ее как опасную, к тому же военизированную секту, и противилась появлению ее на своей территории. Поэтому с первых шагов в России "спасенцы" пытались установить контакты с религиозными общинами, находившимися вне РПЦ, в первую очередь с Всероссийским союзом евангельских христиан, руководимым И.С.Прохановым. Работая в России среди населения, в подавляющем большинстве принадлежавшего к православной церкви, Армия Спасения стремилась сохранять нейтралитет в вопросах религии, опасаясь быть причисленной к какой-либо из имевшихся в России протестантских сект. Поэтому "спасенцы" в России, боясь репрессий и запрещения, не занимались евангелизацией и религиозной деятельностью в широком масштабе, подчеркивали всячески свою лояльность в отношении православия, сосредоточивались в основном на социальной работе. Не желая быть обвиненными в прозелитизме, стремились даже в социальной работе обходиться финскими и шведскими "спасенцами", которые были членами протестантских церквей.

Свою религиозную практику "спасенцы" соединяли с местными традициями и обычаями: в своих помещениях они держали иконы с изображением Иисуса Христа, не препятствовали пришедшим к ним на молитвенные собрания креститься по православному обычаю во время Богослужений, носить нательный крест. Пение псалмов было приближено к православному песнопению.

Несмотря на настороженное отношение руководства РПЦ, известны случаи, когда отдельные приходские священники вступали в контакт со "спасенцами" и вместе со своим приходом помогали им в благотворительной работе.

В марте 1922 г. "спасенцам" в Петрограде было заявлено, чтобы они прекратили свою деятельность или получили бы на нее разрешение. Адъютант Э.Ольсони, бывшая представителем Армии Спасения в России после отъезда К.Ларссона и тяжелой болезни Х.Бойе, выехала в Москву и 3 апреля обратилась с заявлением о регистрации в комиссариат внутренних дел. В заявлении подчеркивалось, что Армия Спасения - религиозно-филантропическая организация, двери которой открыты для всех, независимо от вероисповедания, и объяснялась ее военизированно-патриархальная структура. Неожиданно быстро пришел положительный ответ.

Новый период длился всего семь месяцев. Армия Спасения открыто проводила собрания, свободно проповедовала идею спасения, получала продовольственные посылки из-за рубежа, издавала "Вестник спасения", правда машинописный, в небольшом количестве экземпляров из-за невозможности купить бумагу для нормального издания.

Но в ноябре 1922 г. одновременно в Москве и Петрограде помещения были опечатаны. Заступничество зарубежных друзей не дало результатов. К советским властям в поддержку "спасенцев" обращался находившийся в Москве корреспондент "Дейли ньюс" Ф.А.Маккензи. Через него же было получено краткое письмо Фритьофа Нансена М.И.Калинину, которое гласило: "Дорогой господин Калинин! Я видел работу Армии Спасения в различных странах. Она выполняет ее очень хорошо среди самых бедных и никогда, насколько не известно, не занимается политикой. Фритьоф Нансен".

Э.Ольсони с русскими "спасенцами" были приняты членом Президиума ВЦИК Г .Г.Смидовичем, который подтвердил запрет, принятый Комиссариатом внутренних дел. Антирелигиозная кампания, разворачивавшаяся в стране, не благоприятствовала "спасенцам". Продолжать после этого работу было небезопасно. Адъютант Ольсони собрала оставшихся солдат и офицеров и сообщила им, что Армия Спасения в России прекращает свою деятельность и все ее члены свободны от своих обязанностей по отношению к организации.

Иностранные офицеры легко получили документы на выезд. Последней уехала Ольсони. Так завершился десятилетний подвижнический труд небольшой группы людей. За это время от голода и болезней умерли пятеро: шведка. Эмма Ульссон, финка Хилья Туомайнен, прибалтийский немец Зиновский, русская Шура Черкасова, русская еврейка Селигман. Этот мартиролог был бы полнее, если включить в него всех тех, кто умер от болезней по возвращении на родину.

Поистине, пророческими оказались слова Карла Ларссона, сказанные им перед отъездом из России: "Но наступит день, когда Армия Спасения придет в Россию. Вероятно, это будет без меня. Но другие придут и исполнят то, что не удалось нам".

До настоящего времени принципы деятельности Армии Спасения, заложенные Уильямом Бутом, ее задача - помочь людям, оказавшимся на "дне" общества, остаются неизменными. Миссионерская жертвенность, без которой невозможна была бы христианизация новых континентов, со всей полнотой воплотилась в членах этой филантропической церкви.

В кратчайшие сроки она мобилизует свои ресурсы для благотворительной работы в любой части света. Для этого принято распределение "сфер влияния" между ее национальными отделениями, согласно которому отделения скандинавских стран ответственны за Восточную Европу и Россию. Так, Армия Спасения Швеции оказала материальную помощь Армении после землетрясения в 1988 г., организует летний отдых детей из районов, пострадавших от Чернобыльской катастрофы, и т. д.

В настоящее время Армия Спасения занимается социальной работой в 92 странах мира и проповедует Евангелие на 130 языках. В ее рядах 3 млн. "спасенцев" объединенных в 14.400 корпусов. Она издает газеты и журналы 132 наименований, содержит больницы, клиники, приюты для бездомных, инвалидов, летние лагеря для молодежи, реабилитационные центры и другие социальные учреждения, оказывает ежегодно помощь 2,3 млн. семей в различных странах мира.

История А.С. в России

dragnet@i.am

ICQ # 20653161

Dragnet's ODIGO # 97424